Обзор русской церковной музыки конца XIX -начала XX века

С.Трубачев "Богослужебное пение в русской православной церкви"

Часть 5

(Предыдущая Часть 4)

С конца 1880-х годов усиливается влияние Московского Синодального Училища церковного пения и Синодального хора, их преобразующее воздействие на развитие церковной музыки в конце ХIХ и начале ХХ века. Направление деятельности Синодального хора и Придворной певческой капеллы не всегда совпадало, выражая западнические устремления Петербургского хора и русские - московской певческой школы. И если влияние капеллы было определяющим до 1880 -х годов, то с конца ХIХ века возросло значение Синодального хора как ревнителя национальных традиций. Мастерство лучших хоров России достигло в эти годы высочайшего исполнительского уровня, а направление их деятельности надолго определило развитие церковного музыкального творчества.
С Синодальным хором сопряжена деятельность С. В. Смоленского (1849-1909), А. Д. Кастальского (1856-1926), П. Г. Чеснокова (1877-1944), А. В Никольского (1874--1943), В. С. Калинникова (1870-1927). Исполнение Синодальным хором в 1915 году «Всенощной» С. В. Рахманинова (1873-1943) стало выдающимся событием в истории русского музыкального искусства.

 


В разносторонней деятельности С. В. Смоленского педагогическая и организаторская работа сочеталась с исследованием крюковых рукописей, созданием переложений и певческих пособий. Как директор Синодального училища (1889-1901), он во многом определил направление его деятельности. Особенно велика роль С. В. Смоленского в восстановлении основ церковного пения и значения древних распевов для Русской Православной Церкви. Инициатор «исторических концертов» и многих ценных начинаний Синодального училища, он побуждал к созданию новых произведений на основе древних распевов А.Д. Кастальского и П. Г. Чеснокова, А. Т Гречанинова (1864-1956) и С. В. Рахманинова (памяти Смоленского посвящена его «Всенощная»).


С большим мастерством обработаны Смоленским стихиры Пасхи («да воскреснет Бог») Знаменного распева. Его «Панихида» древних распевов - образец строго церковного отношения к старинным напевам. «Азбука Знаменного пения Александра Мезенца» (XVII век), изданная в 1888 году с комментариями Смоленского, -- научный труд, положивший начало палеографическому изучению крюковых рукописей Неутомимой была деятельность Смоленского и как собирателя древних рукописей (Синодальное собрание). Им составлен Курс церковного пения из наиболее употребительных произведений русской церковной музыки. Не утратили своего значения и переложения для мужского хора главнейших песнопений Божественной литургии, молебного пения, панихиды и Всенощного бдения, выполненные в строго церковном стиле.

 86609


Самобытным и глубоко народным явлением восприняли современники творчество А. Д. Кастальского, великого мастера русского распевно-подголосочного стиля. А. Д. Кастальский обратился к древнерусским распевам как чуткий художник, убежденный в их основополагающем значении для церковной музыки: «Национальный колорит русской светской музыки рожден из песни, так и церковная музыка должна создаваться и развиваться на наших обиходных напевах», - высказывал он свои мысли о церковной муэыке. Творчество А. Д. Кастальского расцветало в общении с Синодальным хором: - первым исполнителем его произведений. Но влияние Кастальского ощущалось на всех сторонах жизни хора. С 1887 года - он преподаватель, а с 1910 года директор Синодального училища, в 1891 году назначается помощником В. С. Орлова (1857-1907) - регента Синодального хора. В своей редакции Обихода Кастальский закрепил творческие принципы в применении к обиходному репертуару Синодального хора (догматики Знаменного распева в двухголосном изложении, воскресные ирмосы восьми гласов).

 


А. Д. Кастальский владел высочайшим мастерством хоровой звукописи. Грандиозные переложения, подобные тропарям на Утрени Великой Субботы, где разработка болгарского распева («Благообразный Иосиф») сменяется темой Знаменного («Есда енизшел еси» ), постепенно упрощались, предназначаясь для малых составов. Аскетически ограничивая себя составом небольшого хора, Кастальский создал ряд изумительных композиций, где вариацное мастерство разработки мелодических попевок достигает высокого совершенства. Некоторые песнопения Кастальского имеют несколько вариантов изложения, например « Свете тихий», «Хвалите Имя Господне», «Благослови душе моя», «Блажен муж», «Великое славословие». Особую приверженность проявлял Кастальский к монастырским напевам. Старо Симоновская и Софрониевская Херувимские в его переложениях воспринимаются как высокохудожественная реставрация древних напевов, воссоздание их молитвенной, литургической сущности. Знаменный распев в совершенстве передан в песнопениях на Рождество Христово и Богоявление, в стихире на Успение Пресвятой Богородицы. В хоровом изложении осмогласных стихир на «Господи воззвах» Кастальский отстоял жизненность Знаменного распева, а в Предначннательном псалме Греческого распева раскрыл неисчерпаемые возможности творческого претворения и других древних распевов.

 


Сила и величие Кастальского - в сочетании полифонического мастерства с проникновением в духовную сущность распевов. «Его "письмо" ---- сочное, красочное, звучное, но оно вместе с тем строгое в своем стиле: так писали великие мастера нашей иконописи». Интерес Кастальского к фольклору, к изучению древних обрядов проявился в создании « Пещного действа». Однако сам композитор четко разграничивал область церковного творчества и мирского муэицирования: «Храм есть храм, а не концертный зал и не улица». Творческое наследие А. Д. Кастальского в области церковной музыки еще не изучено, но можно смело говорить о мировом значении его в истории русской церковной музыки.

 

wp_20140329_17_41_49_pro

 


Два хоровых цикла С. В. Рахманинова «Литургия св. Иоанна Элатоустого» (1910) и «Всенощное бдение» (1915) вошли в сокровищницу русского хорового искусства. О своем влечении к церковным распевам композитор вспоминал: «Меня с детства увлекали великолепные напевы Октоиха. Я всегда чувствовал, что для их хоровой обработки необходим особый, специальный стиль, и, как мне кажется, нашел его во Всенощной». Если литургические тексты композитор использовал как словесно-поэтический материал для претворения их религиозного восприятия в своей музыке, то «Всенощная» воссоздавалась им на основе подлинных древних распевов как целостный, архаизирован­ный, но глубоко самобытный цикл неизменных песнопений, из которых 10 написаны на Знаменный, Киевский и Греческий распевы и только «Приидите, поклонимся», «Блажен муж» , «Богородице Дево», «Шестопсалмие» и «Величит душа моя Господа» - как оригинальные композиции в духе Обихода.

 


В гармонизации древних распевов Рахманинов находился под влиянием Кастальского, «но превзошел его в отношении блеска изложения, богатства фактуры и размаха музыки» (Б. Асафьев). Однако обилие колористических красок в звучании хора, разнообразие тональных сопоставлений и гармонического варьирования не становится самоцелью. Религиозным порывом пронизаны песнопения «Прийдите, поклонимся», хВоскресение Христово видевше», чувством возвышенной скорби - тропари «Благословен еси, Господи», молитвенным созерцанием и гимническим восхвалением «Богородице Дево», «Взбранной Воеводе». Словесный текст в музыке Рахманинова обретает символически многозначное воплощение религиозных идей и образов, им выражаемых. В этом смысле Рахманинов и великий художник, и продолжатель церковной традиции. «Его "Всенощная" изумляет нас не только богатством мастерства, красок, но главным образом таинственным сочетанием ритуальности подлинно живого религиозного чувства и самобытности».

 


Произведения, подобные «Литургии» и «Всенощной» Рахманинова, по силе выраженного в них . Чувства можно сопоставить лишь с религиозной живописью В. М. Васнецова и М. В. Нестерова, создаваемой в те же годы. «Всенощная» сохраняет значение как великий памятник церковного искусства. Трудность исполнения ее в храме, без ущерба стилистической цельности, увеличивается
отсутствием в ней гармонизации гласовых песнопений: Исполненная впервые Синодальным хором под управлением Н. М. Данилина (1878-1945) в духовных концертах в марте- апреле 1915 года, «Всенощная» с 1957 года ежегодно исполняется в Московском Скорбященском храме на Ордынке церковным хором под управлением Н. В. Матвеева.

Продолжение

Часть 4

Хористы в церковный хор

Церковные ноты

 

Категория: Трубачев "Богослужебное пение"

Полезные материалы

Новости РПЦ

Мы в соцсетях


© 2018 Klirik.com
Яндекс.Метрика