Церковная музыка в 18-19 веках

 

"Богослужебное пение в русской православной церкви" Часть 4

С.Трубачев

 

(Предыдущая Часть 3 )

 

Общецерковное значение в восстановлении основ православного пения имели труды протоиерея Петра Турчанинова (1779-1856) по гармонизации Круга церковных песнопений по напевам Обихода. Его переложения задостойников на все двунадесятые праздники, догматиков восьми гласов, песнопений Страстной седмицы свидетельствуют не только о бережном отношении к подлинному напеву, обычно проводимому во втором голосе, но и о религиозно-вдохновенном претворении содержания песнопении.

 

Турчанинов не искал оригинального стиля переложений, он отталкивался от типич­но южнорусской практики церковного пения и создал образцы гармонизаций, надолго утвердившиеся в церковных хорах. Ценность их - в обращении к обиходным напевам, хотя и видоизмененным в стиле господствовавшей тогда европейской гармонии. Знание пев­ческих возможностей хора, опара на первоклассные исполнительские силы (Придворная певческая капелла) обеспечили переложениям Турчанинова долгую жизнь. «Протоиерей Петр Турчанинов был первым русским композитором, использовавшим в гармонизациях древних мелодий для того времени довольно смелые приемы выразительности... В этом от­ношении он мыл предшественникам нового направления русской церковной музыки, с ко­торым связано творчество Г. Ф. Львовского, А. А. Архангельского, А. Д. Кастальского и других композиторов последней :половины ХIХ и начала ХХ столетий.

Из произведений П. И. Турчанинова «Тебе одеюегося», «Да молчит всякая плоть», задостойники, «Странствия Владычня» и «Не рыдай мене, Мати» , «Благообразный Ио­сиф» и «Воскресни, Боже» вошли в церковные службы Страстной седмицы как ее неотъемлемая часть.

 

bort

 

В XVIII- XIX веках направление русской церковной музыки во многом опреде­лялось деятельностью руководителей Придворной певческой капеллы. Созданный в ХУ веке нор государевых певчих дьяков был преобразован в 1701 году Петром в «при­дворный хор» и в 1764 году переименован в Императорскую придворную певческую капеллу В XVIII веке капеллой руководили итальянские композиторы, а с 1779 по 1825 год - Д. С. Бортнянский. В год управления Бортнянского император предоставил капелле монопольное право на. издание церковно-певческих произведений и контроль над всеми церковными хорами. Капелла влияла на провинциальные хоры, диктовала репер­туар. С одной стороны, это упорядочивало церковное пение, очищая его от засоряющего репертуара, но, с другой стороны, европеизированный стиль капеллы становился гос­подствующим и сковывал церковно-музыкальное творчество.

 

Скованность гармоническими приемами западноевропейской школы, искусственная метрическая упорядоченность ритма в музыке для церкви вступали в противоречие с несимметричным, свободным ритмом древних распевов, с их текучей, не укладывающейся в рамки квадратных периодов мелодией и ладовым своеобразием. На эту особенность церковных распевов обратил внимание А. Ф. Львов (1798--1870) в статье хО свободном или несимметричном ритме». При участии А. Ф. Львова в годы его управления капеллой (1837-1861) П. М. Воротниковым и Г Я. Ломакиным (1812--1885) был подготовлен полный Круг церковных песнопений, частично не утративший своего значения доныне (Ирмосы двунадесятых праздников Греческого распева) Но в стиле гармонизаций Львова заметно влияние традиций немецкого протестантского хорала.

 

Окончательное «окостенение» гласовых напевов, искажение их в так называемом придворном» распеве особенно отразилось в Обиходе Бахметева (с 1861 по 1883 год -­ректор капеллы), деспотически присвоившего право навязывать русским церковным хорам гармонизации, одобренные руководителем капеллы. Диктаторская позиция Бахметева надолго задержала проявление авторского творчества и; способствовала внедрению искусственно возникшего придворного распева в церковное пение.

Во второй половине ХIХ века произошел решительный перелом в судьбах русского церковного пения. К созданию церковной музыки обратились выдающиеся русские композиторы П. И. Чайковский (1840-1893), М. А. Балакирев (1837-1910), Н. А. Римский-Корсаков (1844--1908), А. К. Лядов (1855--1914). Определилось два направления - петербургское, связанное с деятельностью Придворной певческой капеллы н творчеством композиторов петербургской школы, и московское, представляемое Синодальным хором, Синодальным училищем церковного пения и композиторами московской школы.

Любовь к православному богослужению и церковному пению побудила П. И. Чайковского обратиться к гармонизации древних напевов. «Хочется сохранить во всей неприкосновенности древние церковные напевы... я буду гордиться, что первый из всех современных русских музыкантов потрудился для восстановления первобытного характера и стиля нашей церковной музыки», - писал он в 1881 году, работая над « Всенощной». Чайковский впервые создал полный цикл песнопений Всенощной на основе напевов Обихода.

 

 

Надо сказать, что Чайковский допускал свободное отношение к певческому произ­несению текста даже в гласовых песнопениях. Так, в гармонизации стихир на «Господи воззвах» он отошел от традиционно-церковного стиля, вводя полифонические приемы изложения и разновременное произношение слов (глас 8-й). Строгий стиль преобладает в гармонизации воскресных тропарей Греческого распева, тропарей на Непорочнах (Малом го знаменного распева). Выделяются распевностью «Блажен муж» (Знаменного распева) и «Свете тихий» (Киевского распева).

Несколько ранее созданная им музыка Литургии св. Иоанна Златоустого (1878) - смелый творческий опыт, вызванный стремлением очистить церковное пение от рутины придворного стиля.

Чайковский открыл новые выразительные возможности претворения литургических текстов. Высокое композиторское мастерство овеяно вдохновением и искренним религиозным чувством. Его Херувимская принадлежит к высоким образцам духовной музыки нового времени. Литургия выдержана в едином стиле и должна исполняться, по замыслу автора, как целостное произведение. Творчески независимый и чуткий подход композитора к церковным песнопениям стал поворотным моментом в истории русской церковной музыки ХIХ века.

 

Насколько глубоко и серьезно относился Чайковский к задаче восстановления ос­нов церковной музыки, говорит его письмо по поводу назначения регента Синодального хора в 1886 году: «Мы переживаем чрезвычайно важную эпоху в деле русской церков­ной музыки. Начиная с конца XVIII века, вследствие неблагоприятных исторических условии, она постоянно уклонялась от своего настоящего пути. в сторону итальянско -католического стиля и, несмотря на то, что у нас, благодаря нотным книгам, издавае­мым Св. Синодом, сохраняются во всей их подлинности оригинальные напевы, утрати­ла свой первоначальный характер и органическую связь со всей обстановкой и общим строем православного богослужения. Навязанный русской церкви чуждый ей стиль до такой степени прочно водворился в ней <...>, что лица, интересующиеся этим делом, восстают против даже самых скромных попыток возвратить нашей церкви тот строи богослужебного пения, который искони составлял драгоценнейшее достояние ее». Но обстоятельства изменились.

В 1883-1894 годах руководство Придворной певческой капеллой перешло к М. А. Балакиреву и Н А. Римскому-Корсакову Результатом их деятельности явилось издание в 1888 году совместного труда «Пение при всенощном бдении древних распевов» для четьарехголосного смешанного; хора. Труд этот действительно образцовый по чистоте стиля, достоинствам.хорового изложения. Подлинные напевы осмогласия (Киевского рас­пева) гармонизованы в диатоническом строе с сохранением их ритмического своеобразия. Прокимны Знаменного распева вошли в повседневную практику церковного пения. Своей работой по гармонизации песнопений всенощной М. А. Балакирев и Н. А. Римский- Корсаков освободили древние напевы от искажений, допущенных в обиходе Бахметева.

 

Выдающееся значение имели шесть переложений Н. А. Римского-Корсакова, изданных в 1886 году: «Херувимская песнь», «да молчит всякая плоть человеча», «Воскресный Причастный стих», «Се Жених грядет», «Чертог Твой», «На реках Вавилонских». Новое, что внес Н. А. Римский-Корсаков, стало зерном будущего направления русской церковной музыки. Подлинная мелодия распева гармонизирована в диатоническом ладу, а сопровождающие голоса выдержаны в стиле имитационной и русской подголосочной полифонии. Тем самым композитор освободил хоровую фактуру от рутинного подражания западным образцам.

В деятельности церковных композиторов Г. Ф. Львовского (1830--1894), регента митрополичьего хора в Петербурге, и А. А. Архангельского (1840--1924), создавшего свой хор, сложился стиль трактовки древних напевов, получившим широкое распростра­нение благодаря своей простоте, доступности и церковности. Стиль этот, сочетающий церковное отношение к тексту с бережным воспроизведением подлинных напевов, был воспринят церковными хорами как проявление высокого религиозного чувства в сочета­нии с традиционными формами певческого изложения.

 

Труд А. А. Архангельского по переложению древних распевов Всенощной, Литур­гии, двунадесятых праздников, служб Великого поста и Пасхи стал ценным вкладом в оздоровление певческой практики православных храмов благодаря его доступности ма­лым хорам и строгой выдержанности распевной основы. Стиль гармонизаций Архан­гельского --- гармонический, в этом плане он не внес той самобытной художественной свежести, которой отличаются переложения Н. А. Римского-Корсакова, но удовлетворял потребности небольших хоров в таких переложениях, где обиходные напевы сохраняются в неприкосновенности. В стиле древних напевов создана и его Литургия. Дух церковной молитвы особенно сильно проявился в распевности песнопения «Милость мира».

 

Более известны оригинальные сочинения Архангельского - его Заупокойная Литургия, хК Богородице прилежно ныне притецем», Великое славословие, концерты «Господи, услыши молитву мою», «Помышляю день страшный». В них Архангельский, как художник своего времени, с большой силой выразил свое религиозное пони­мание богослужебных текстов. Драматическая экспрессия некоторых его композиций передает состояние душевного трепета перед кончиной мира и днем Страшного Суда, скорбь о прегрешениях человеческих и в какой-то степени перекликается с драматизмом А. Веделя. Психологически углубленное внимание композитора к душевным переживаниям придает этой музыке эмоционально напряженный характер, чуждый церковной музыке отдаленных веков. Такое песнопение, как «Помышляю день страшный», - род музыкальной живописи, родственной реалистическим картинам на религиозные сюже ты. А. А. Архангельский испытал сильное воздействие оперной и симфонической музыки П. И. Чайковского и впечатляющую силу реалистических образов привнес в музыку Пра­вославной Церкви. В этом и своеобразие сочинений Архангельского, и отдаленность их от стиля строгой церковности, так убедительно воссоздаваемого им в Литургии древних напевов.

Продолжение 

Часть 3

Ищу работу певчего

Требуется певчий 

Категория: Трубачев "Богослужебное пение"

Полезные материалы

Новости РПЦ

Мы в соцсетях


© 2018 Klirik.com
Яндекс.Метрика